Home » N.B! Тема » Житейская мудрость директора Рыжова
Рыжов А.В.

Житейская мудрость директора Рыжова

Светлый просторный кабинет. Как и положено, большой стол руководителя. Заканчивается производственное совещание. Тихонько присаживаюсь в стороне, оглядывюсь. С директором МУП ЖКХ «Сиверский» я знакома лет десять, но в его кабинете бывать не приходилось.

DSC_0357

Поэтому с интересом осматриваю всё, чем наполнил хозяин этого пространства свой мир: фотографии внуков, их пятеро, витрина с подарками и сувенирами, на тумбочке — кубки. Картину, которая  остаётся за спиной у вошедшего, увидела не сразу.  Оглянулась, когда заметила, что Алексей Владимирович во время разговора иногда посматривает куда-то чуть выше  моей головы. Со стены брызнула синева куполов, белоснежность стен и зелень травы.

— Это родина. Тамбовская область, город Моршанск. А это Троицкий собор, построили его ещё при царе-батюшке. Говорят, что раствор замешевали на яичных белках. Сейчас храм выглядет немного иначе, купола позолотили. Я несколько лет тому назад попросил одну местную художницу нарисовать. Нарисуй, говорю, а я на работу возьму, и буду смотреть на красоту.

За окнами в наших краях не всегда жизнерадостные пейзажи, а перед глазами у Алексея Рыжова каждый день — солнце и синева. Кажется, что и на душе у него всегда золото и лазурь.

— Большой след в моей жизни оставил Алексей Ильич Коровин, настоятель церкви Казанской иконы Божьей матери в Вырице. Слава Богу, что я успел с ним познакомиться. Мы больше года с ним общались. Я считаю его своим другом, наставником и духовником. Я периодически заезжаю к нему на кладбище. Через него я пришёл к настоящей вере.  Хотя я крещённый был, всё время артачился, я вёл с ним диалог, он обьяснял мне, что это гордыня, а я всё не понимал.У нас с ним вечерами долгие беседы были, я ему очень благодарен, за то, что он мне мозги вправил. И я перестал в церковь ходить только для того, чтобы просить, в церковь нужно ходить благодарить, а не просить. Вот это равновесие душевное, оно во мнеустановилось. Видно, у меня что-то было сбито, хоть я и большую школу прошёл, но всё-таки до конца у меня не было стабильности. Сегодня у меня всё хорошо. Я верю в то, что добро есть добро, нет какого-то испуга, а всё, что делается, это к лучшему.

Рыжов в кабинете

Вы сейчас не боитесь умирать?

Нет, теперь не боюсь. У меня был страх такой, я всё время что-то думал, сожалел, что мало сделал и прочая. Сейчас у меня как-то в душе успокоилось, и я чётко понимаю, что всё равно придёт время, когда надо будет уйти. Сейчас задача моя — всё, что собрано во мне, надо постараться реализовать, чтобы осталось как можно больше людей, которые  добром вспомнят обо мне. Вот это самое главное. Эта тема, конечно, личная, только я скажу: к Богу все приходят, вопрос лишь — когда. Главное, чтобы к вере прийти как можно раньше. Я всё это уже осознал, внутри  меня теперь такой стержень, не согнёшь. Я прекрасно отдаю отчёт своим  возможностям и целям в жизни. И я понимаю, в чём смысл жизни. Теперь мне никто не объяснит, что он зависит от количества квартир, машин, жён или ещё чего-то. Нет, это совсем  другое. У каждого, конечно, своё, но я чётко понял, что имеет ценность, а что не имеет ценность в этой жизни.

— Вы говорите, как человек, который готов отказаться от ежедневной суеты, связанной с руководством большим предприятием, и отправиться в деревню выращивать капусту, как римский император Диоклетиан. Неужели Вас не радует то, что вы нужны десяткам, сотням человек?

Вера и Алексей Рыжовы

Вера и Алексей Рыжовы

-То, что я востребован, меня это радует очень, я ещё могу послужить и Гатчинскому району и нашей Ленинградской области. Хотя, если рассмотреть законы физики, всё развивается по спирали, и я всё равно вернусь на тамбовскую землю. Надеюсь, что ногами вернусь,и я ещё поработаю на земле.

У нас с супругой на реке  Цна в селе Сокольники, есть маленький домик, это родное село Веры — моей жены. А я  родился в соседнем селе  Крюково. Это всё  Моршанский район Тамбовской области. Вера в Сокольниках жила, я в Крюково, а школа была общей, вот там и познакомились. Сам я потомственный крестьянин, и с детства я всё время жил с дедушкой, с бабушкой и на земле. Весь крестьянский труд мне известен, и до сих пор мы сажаем огород. Я и пахать умею, всё это крестьянское, оно во мне на генном уровне, потому что все Рыжовы работали в колхозе, потом в совхозе. У нас интеллигенции не было, и планировал я по жизни поступить в Мичуринский институт, чтобы быть агрономом.

Отец мой служил во флоте, а тогда служили по 5 лет, так вот эта романтика флотская, она  переманила меня в плане того, что, дескать, земля, она никуда не денется, а в люди надо выбиваться. Окончил среднюю школу, и с чемоданчиком, 25 рублей в кармане,  поехал поступать в Ленинград, в военно-морское училище им. Фрунзе, командное. Естественно, даже в то время, без протеже трудно было поступить в такие серьёзные училища, поэтому, естественно, я не прошёл и поступил в простую ленинградскую мореходку. Закончил её, и дальше уже продолжил службу на речном флоте. Ещё поработал в строительных бригадах на БАМе, строил Северомуйский тоннель и на озере Байкал в порту работал. Ну, это так, чтобы подзаработать деньжат, особенно на последнем курсе, когда я женился. Вера, моя жена, приехала в Ленинград, в медицинское училище поступила, и жили вместе, свадьбу сыграли, у нас первый сын там родился. Когда закончил мореходку,  проходил военные курсы в Кронштадте, там,где мой отец служил. И что удивительно, попал на тот же  крейсер. Есть такой крейсер «Гангут», так вот я на этом «Гангуте» проходил военную подготовку.

— Эко Вас жизнь-то кинула из морской стихии в стихию коммунального хозяйства…

— Это было не сразу, а постепенно — жизнь так поворачивалась. Я много лет отдал Волховскому району, начал трудовую деятельность в Свирицком порту. Начал снизу, мастером погрузо-разгрузочных работ, в коллектив такой суровый попал. Я прошёл все ступени -от мастера  до замначальника порта по эксплуатации. Потом были выборы, потом я стал директором Свирицкого рейда. Вся моя жизнь была связана с речным флотом, до тех пор, пока меня не избрали  главой Свирицкого сельского поселения. Поработал немножко, и меня выбрали мэром города Сясьстрой. Вот так бурный карьерный рост и пошёл.  Потом сменилась власть в Ленинградской области и в Волховском районе, и я оказался не у дел.

Родители и сыновья

Родители и сыновья

Получается, что не было бы счастья… Если бы не случился этот волховский «сбой», то мы бы не узнали хозяйственника Рыжова?

— Да, я по приглашению Александра Петровича Худилайнена переехал жить в посёлок Вырица Гатчинского района с семьёй и начал здесь работу в ранге замглавы администрации Вырицкого поселения. Потом стал главой. А с 2005 я — директор МУП ЖКХ «Сиверский». Вот и весь трудовой путь. Как бы всё очень просто, понятно. По ступенькам шёл, шёл, учился, рос, параллельно семья, двое сыновей, 5 внуков. Всё постепенно обрастало, обрастало и в результате из шестидесяти лет, которые я скоро буду праздновать, 40 отдано Ленинградской области. 22 года — Волховскому району и 18 — Гатчинскому. Больших званий-чинов не заработал. Последнее место моей работы — самая крупная управляющая компания Ленинградской области, это венец моих возможностей, это всё, чему я в жизни учился, какие навыки приобретал.

— Как короля делает свита, так профессионала делаю учителя. Благодаря кому получился крепкий хозяйственник и умелый руководитель Алексей Рыжов?

— У меня память прекрасная,  я помню всех, у кого учился. Я с добротой вспоминаю своих родителей, дедушку с бабушкой и по материнской линии, и по отцовской. Особенно дед Рыжов по отцовской линии многому меня научил, я при нём был всё время, все навыки сельского хозяйства — это его. Он такой был жёсткий, требовательный.

Я помню первую учительницу – Серяпину Александру Сергеевну. Я в детстве был мелкий, конопатенький, она любила меня. Отличником я не был, поэтому она всё время переживала. Вообще, по жизни, люди ко мне относились с добротою. И вот Александра Сергеевна всегда мне подсказывала, чувствовалось такое ко мне хорошее расположение. Она добротой своей как-то брала. Ей достаточно было на меня посмотреть и сказать: «Лёша, ну что же ты? Вот уж про кого бы подумала, только не про тебя». И мне становилось стыдно. Вот если она мне так скажет, то всё — мне стыдно, я краснею полностью. А недавно она ушла из жизни…

Семейство Рыжовых в сборе

Семейство Рыжовых в сборе

Второй человек —  мастер производственного обучения в училище Моторин Михаил Иванович. Это бывший юнга флота, человек сам из сиротского дома. Слава Богу, нас жизнь свела, и он научил меня навыкам уже взрослой жизни. До сих пор помню его любимое выражение: «Нашу жизнь, мать твою бабушку!»

Очень важно, чтобы в начале жизни у нас были мудрые наставники, настоящие люди с большой буквы. В молодости это очень важно, потому что мы впитываем, как губка, то, что говорят и делают родители, дедушка, учитель, мастер. В юности это происходит  произвольно, а потом, во взрослой жизни, нужно взять за правило учиться всему хорошему у тех, кто встречается на пути. Это очень помогает, я никогда не стеснялся учиться. Вот последнее, например, открытие для меня — это знакомство с Виктором Михайловичем Паршиковым. Он наш гатчинский учитель, педагог, член Общественной палаты Ленинградской области.  Он так прекрасно строит диалог, я каждый раз слушаю его и запоминаю. И вот по жизни очень много таких людей было…

На встречу с Алексеем Владимировичем шла с решимостью не касаться в интервью темы МУП ЖКХ «Сиверский». Но о чём бы мы ни начинали разговор, заканчивался он именно этой темой. Помните, как у Филатова в сказе про Федота-стрельца нянька пеняет Царю: «Где бы что ни говорили — всё одно сведёт на баб!» Так вот, и Алексей Рыжов «всё одно» сводит на главное дело своей жизни — ЖКХ.

Диплом Рыжову

— Я пришёл в отрасль, о которой почти ничего не знал, так как всю жизнь мы прожили в частных домах, у меня нет практики — жить в многоквартирном доме, где есть коммунальные услуги и прочее. Поэтому начал с Жилищного кодекса, и с 2005 года осваиваю эту отрасль. Очень интересная отрасль, она даёт возможность самореализации. Всё, что до 2005 года в меня вкладывали все мои учителя, здесь, в ЖКХ, я реализовываю. Если бы вот этой школы жизни не было, может, здесь бы я не смог работать. Потому что здесь нужно умение работать с людьми, немножко технической грамоты, законодательство знать, экономику. Надо уметь формулировать задачи, цели, тем более что отрасль не очень популярная.

Когда я начинал работать, у нас трудилось, в основном, старшее поколение, а сегодня молодёжь пришла, в штате предприятия 50 на 50. В прошлом году я маленькую революцию совершил,на все ключевые посты назначил молодых. А старшее поколение — в замах. Сегодня молодёжь нормально работает, и я вижу, что наша отрасль имеет перспективы однозначно, потому что молодые идут. К сожалению, нет ни одного института, для того, чтобы готовить коммунальщиков. Но мы адаптируемся,сотрудников отправляем на курсы, они там учатся. Хорошо, что к молодым пришло понимание того, что ЖКХ будет всегда. Предприятия могут закрываться, могут останавливаться заводы и фабрики, а многоквартирные дома всегда нужно кому-то обслуживать.

Но со временем нужно понять одну вещь:  эксплуатировать многоквартирный дом — это очень ответственная задача. И не каждый это сможет. Вот, к примеру,«старшего» по дому выбрали, и он как-бы будет управлять домом. Это всё от лукавого. Это самый безответственный способ. В доме до 30 квартир, а каждая квартира сегодня стоит порядка двух миллионов. То есть, недвижимость на 60 миллионов. И мы доверим управлять этим старшему по дому, который может в любой момент сбежать? Так нельзя. Вы машину за 60 миллионов не доверите слесарю, который ничего не понимает, или водителю без прав. Нельзя этого делать. Поэтому управление домами — это вообще профессиональная деятельность.

И хорошо, правильно, что выдаются лицензии.  Надо уметь управлять домами, если это будут квалифицированные кадры, значит, у нас будет меньше в домах всяких ЧП, взрывов, обрушений. А бывает и так, что приходят деятели только деньги собрать — и потом, извини меня, свалить. Вот, скажем, приходит в дом серьёзная управляющая организация и говорит: «Этот дом мы у вас будем эксплуатировать за 25 рублей с квадратного метра, потому что в эту цену входит весь набор, чтобы дом содержать в надлежащем состоянии». А приходит какая-то там фирма «Рога и копыта» и говорит, что и за десять рублей будет делать то же самое -это глупость. Да, они могут так протянуть год-два, а как только крыша продырявилась, трубы сгнили, они говорят: «Нам это неинтересно, мы ушли». Я в Гатчинском районе таких вариантовуже много видел. Когда дом берут, доводят его до ручки, а потом говорят «А нам это неинтересно». А МУП ЖКХ «Сиверский» или «МУП ЖКХ Гатчина»приходится «подбирать» этот дом, потому что деваться некуда.

Дед и внуки

Дед и внуки

— Алексей Владимирович, я Вас слушаю и не могу понять. Что всё-таки  больше необходимо для успеха предприятия: чтобы все работники были порядочными людьми, или отличными специалистами?Говорят, что хороший человек — это не профессия. Что бы Вы предпочли:иметь возле себя профессионала хорошего или честного человека?

— Это вопрос стиля руководителя. Я скажу честно — для меня важен всё-таки профессионал. Я беру в заместители себе людей высокопрофессиональных. Не тех, кто в рот мне смотрит. Меня всегда поражало, когда в органы власти подбирают людей ниже своего уровня, «серых мышек», и потом с ними пытаются достигать каких-то целей. Нет. Я понимаю, что с личностями и с большими специалистами всегда очень хлопотно, но я оцениваю людей по способности решать ту или иную проблему. Главный бухгалтер,например, всегда должен быть очень строгий и жёсткий, экономистом должен быть, где-то должен быть несговорчивым.

— Разве с Вами кто-нибудь может быть несговорчивым? Наблюдая, как с Вами общаются подчинённые, видишь, что они не скрывают своего искреннего восхищения. Вы чувствуете эту любовь?

— Это как в мультфильме «Маугли»: «Акела промахнулся». Я не имею права промахнуться. Это очень серьёзная работа, без права на ошибку. Я свою квалификацию и свой авторитет подтверждаю ежедневным трудом.  Я утром провожу планёрку, вечером провожу планёрку, я в курсе всех дел, что происходят в Гатчинском районе. Они знают, что директора обмануть нельзя. И невозможно, я всё равно поеду, проверю всё, я в курсе всех дел. Лучше мне честно признаться в проблемах, они знают, я могу вспылить, но я отходчивый. Но обман, предательство, этого я не терплю. Поэтому работа в коллективе постоянная. Я не просто этакий праздный директор, а я с ними пашу вместе. Я всё время на предприятии. Это раз.

Алексей Владимирович с внучкой

Алексей Владимирович с внучкой

Во-вторых, я своим жизненным опытом, образом жизни своей, даже в быту, показываю им пример. Я показываю им пример стабильности в семейных отношениях. Если коснёмся семьи, то я как женился один раз, так мы и живём 40 лет. Ценность моя — это  мои внуки.Я стараюсь показать всем хороший пример как в семье, так и на работе.

Я не считаю, что человек может быть двуличным долго. Он всё равно раскроется. Где-нибудь, если ты человек неискренний, ты всё равно где-нибудь раскроешься, проявишься. А я какой в жизни, такой в семье, такой и на работе. Все это знают. Наверное, поэтому, видят во мне опору в трудных обстоятельствах. И для меня важно не обмануть ожиданий. Если ко мне кто-то приходит с просьбой, значит, у него других вариантов нет. Значит, он где-то по кругу побегал, ничего не получается, и он во мне видит последнюю надежду. И я не должен его разочаровать.

Это очень важно, это ещё коммунисты мне прививали, когда я был членом Волховского горкома. Мне первый секретарь, Кузьмин Александр Павлович, говорил: «Алексей, если человек обратился к партии, значит, он верит в неё, значит, партия должна ему помочь». Не все обращаются, поэтому ты имей в виду. Но уж если человек обратился, ты должен вникнуть и помочь. В противном случае, если ты просто оттолкнёшь его, они потеряют веру. А человек без веры — это самое скверное, что может быть. Я, работая руководителем, построил свои отношения с подчинёнными именно в таком ключе, что если у вас появились проблемы, то я всегда вас прикрою и помогу.

И потом, я никогда не отделяюсь от коллектива. Мы ежегодно вместе путешествуем. Мы объехали  весь Северо-Запад, в прошлом году на Валаам сходили, в этом на Соловки пойдём, и я всегда с ними и мне это искренне интересно.И вообще, скажу так, интересно наблюдать за людьми в неформальной  обстановке. Очень здорово раскрываются люди.

Мы когда собираемся с директорами управляющих компаний на Ассоциации и начинаем обсуждать,что вот крыши крыть надо, подъезды ремонтировать, трубу нужно поменять. А я всегда говорю, что всё это сделать можно, вот работа с людьми — это самое трудное.

— Если бы  20-летний Лёша Рыжов встретил бы сегодня  60-летнего Алексея Владимировича, он бы себя узнал?

— Ну,как тебе сказать… Двадцатилетним я был очень горячим. Я помню себя двадцатилетним, я боксом занимался, у меня второй взрослый разряд был. Я в бокс пошёл для того, чтобы свою спесь сгонять. Я в училище был такой мавр — огненный, взвинченный. Мы всё время там дрались.Командир роты сказал: «Если руки чешутся, идите в секцию бокса». И мы туда пошли, и мы там молотили друг друга так, что потом уже больше не было сил ни на танцах драться, нигде. Выступая на одном чемпионате, я получил нокдаун и понял, что не всегда надо кулаками сучить.

Двадцать лет… Безусловно,  я сейчас человек другой,  жизнь-то всё равно поломала здорово. У меня по жизни «блата» не было, я крестьянский сын, который приехал из деревни самостоятельно строить жизнь в Ленинграде. И в Ленинградской области. Никаких протекций, ничего. Всё только благодаря своему труду, благодаря своим усилиям. Поэтому, конечно, я здорово изменился.И от моего взрывного характера почти ничего не осталось. Я стал гораздо мягче. Так что и не знаю, узнал бы себя Лёха, или нет… (смеётся).

А.В. Рыжов на карабле

— Вы производите впечатление лёгкого человека. Кто у вас в семье был таким жизнерадостным?

— Жизнерадостной была мама. Это по материнской линии. Мама, царствие ей небесное, Мария Ивановна Рыжова, в девичестве Жалнина, она лёгкая, весёлая была, трудолюбивая и из очень бедной семьи. И она была таким ранимый человеком, могла и заплакать, ей всех было жалко, и она такая добродушная женщина была. Я вспоминаю мать всегда хорошим словом. Не было случая в жизни моей, чтобы она меня наказала как-то. Бабушка тоже всегда звала меня Лёнечкой. А вот мужская линия у нас сильная. Что отец мой был управляющим в совхозе, что дед Михаил — жёсткие люди, они богато жили. Типа кулаки. Две-три коровы, овцы. Это же Тамбовская область, чернозём, это труд, они трудяги, поэтому люди такие жёсткие. И вот эту жёсткость они мне прививали.

Поэтому и я бываю жёстким внешне. У нас ведь тоже семья большая, в выходные 10 человек за стол садятся. Все домочадцы мои со мной советуются по многим вопросам, и  последнее слово за дедом.

Вы глава семьи настоящий?

— Да, как там было на Тамбовщине — дед последнее слово имел. Каждый, конечно, имеет своё мнение, но решающее слово за дедом. Или дед имел право сделать замечание. Вот и невестки мои, когда покупают одежду, советуются со мной, красиво или не красиво. Они знают, что я скажу правду. И я говорю: слушай, это не твой цвет, или платье тебя полнит. Они знают, что если папа сказал нет, то лучше сменить.  Тем более, у меня есть  выражение любимое:«Не позорьте фамилию» (смеётся). Они и не позорят.

Я пытаюсь быть хорошим педагогом и в семье, и на работе.Скажу честно, никогда в жизни не бил никого ремнём. Я считаю, что словом можно обидеть даже больше. А лучше — в шутливой форме, лучше как-то обыграть, чтобы человек и понял, и не обиделся, чтобы агрессивность у него не появилась. Для воспитания все формы хороши. ВотСМС-ки посылаю внукам. Одним словом, в тренде  с молодёжью (смеётся).

А. Рыжов отвечает на вопросы журналистов

— Вы, как мудрый и опытный руководитель, наверняка, готовите того, кому оставите своё детище. Вы можете сказать честно, какие проблемы ему достанутся в наследство?

— Формирование эффективного собственника в доме — это проблема, которую мы ещё не решили и не скоро решим. Сегодня главная проблема в ЖКХ — это то, что, когда я живу на даче или в частном доме, я знаю, что я за всё отвечаю и всё делаю. А как только я прихожу в квартиру многоквартирного дома, у меня почему-то менталитет меняется и я думаю: подъезд — это не мой, крыша не моя, мне их кто-то должен сделать. Вот это неправильный подход. На даче всё моё, а в доме — не моё. Это неправильно, и вот задача управляющих организаций и органов власти — объяснять людям, что это тоже ваше!

Понимаешь, эта работа, она сложная. Слава Богу, я за всю трудовую деятельность пришёл к тому, что через доброту можно более эффективно воздействовать на людей. Замечу, что МУП ЖКХ «Сиверский» никогда не заключал договоры с коллекторами по выбиванию долгов. Я не считаю это правильным способом устрашения должника. Это вообще неправильный подход, когда начинают стучать в двери, писать, угрожать. Это не то, нельзя людей унижать, надо просто в мягкой форме объяснять, просить, идти на какие-то соглашения и прочее.

У людей бывают разные проблемы: кто-то заболел, кто-то работу потерял, кто-то в долги влез. И выселять мы никого не выселим, это всё от лукавого. Много лет наше государство не занималось ЖКХ, а сейчас глаза протёрли: «О, задолженность населения больше триллиона!» А я знаю, почему в этом году задолженность увеличилась в два раза. Потому что доходы населения упали, платёжеспособность снизилась.  Неужели при таких доходах будет у нас 100-процентная оплата коммунальных услуг? Надо же маленько поправку делать на «ветер». А это мудрость, Алёна, она приходит с годами и  опытом.

Алексей Владимирович замолчал, улыбнулся и поднял глаза на живописный уголок своей малой Родины за моей спиной.

Житейскую мудрость добра от Алексея Рыжова постигала Алёна РЫБАКОВА

 

 

 

Создание сайтов Создание сайтов в Киеве